Александр Пушкин
 

Бородинская годовщина

Великий день Бородина
Мы братской тризной поминая,
Твердили: “Шли же племена,
Бедой России угрожая;
Не вся ль Европа тут была?
А чья звезда её вела!..
Но стали ж мы пятою твёрдой
И грудью приняли напор
Племён, послушных воле гордой,
И равен был неравный спор.

И что ж? свой бедственный побег,
Кичась, они забыли ныне;
Забыли русской штык и снег,
Погребший славу их в пустыне.
Знакомый пир их манит вновь –
Хмельна для них славянов кровь;
Но тяжко будет им похмелье;
Но долог будет сон гостей
На тесном, хладном новоселье,
Под злаком северных полей!

Ступайте ж к нам: вас Русь зовёт!
Но знайте, прошеные гости!
Уж Польша вас не поведёт:
Через её шагнёте кости!...”
Сбылось – и в день Бородина
Вновь наши вторглись знамена
В проломы падшей вновь Варшавы;
И Польша, как бегущий полк,
Во прах бросает стяг кровавый –
И бунт раздавленный умолк.

В боренье падший невредим;
Врагов мы в прахе не топтали;
Мы не напомним ныне им
Того, что старые скрижали
Хранят в преданиях немых;
Мы не сожжём Варшавы их;
Они народной Немезиды
Не узрят гневного лица
И не услышат песнь обиды
От лиры русского певца.

Но вы, мутители палат,
Легкоязычные витии,
Вы, черни бедственный набат,
Клеветники, враги России!
Что взяли вы?.. Ещё ли росс
Больной, расслабленный колосс?
Ещё ли северная слава
Пустая притча, лживый сон?
Скажите: скоро ль нам Варшава
Предпишет гордый свой закон?

Куда отдвинем строй твердынь?
За Буг, до Ворсклы, до Лимана?
За кем останется Волынь?
За кем наследие Богдана?
Признав мятежные права,
От нас отторгнется ль Литва?
Наш Киев дряхлый, златоглавый,
Сей пращур русских городов,
Сроднит ли с буйною Варшавой
Святыню всех своих гробов?

Ваш бурный шум и хриплый крик
Смутили ль русского владыку?
Скажите, кто главой поник?
Кому венец: мечу иль крику?
Сильна ли Русь? Война, и мор,
И бунт, и внешних бурь напор
Её, беснуясь, потрясали –
Смотрите ж: всё стоит она!
А вкруг её волненья пали –
И Польши участь решена…

Победа! сердцу сладкий час!
Россия! встань и возвышайся!
Греми, восторгов общий глас!..
Но тише, тише раздавайся
Вокруг одра, где он лежит,
Могучий мститель злых обид,
Кто покорил вершины Тавра,
Пред кем смирилась Эривань,
Кому суворовского лавра
Венок сплела тройная брань.

Восстав из гроба своего,
Суворов видит плен Варшавы;
Вострепетала тень его
От блеска им начатой славы!
Благословляет он, герой,
Твоё страданье, твой покой,
Твоих сподвижников отвагу,
И весть триумфа твоего,
И с ней летящего за Прагу
Младого внука своего.
 

   
 


Государь Император Николай Павлович

 


 

Князь Чарторыйский
 

 
Профессор Лелевель
 

 
Графиня Плятер

 


 

Граф Дибич-Забалканский

 
 

Фельдмаршал Паскевич,
граф Эриванский,
светлейший князь
Варшавский

 
 

Граф Ридигер
 


 

Клеветникам России

О чём шумите вы, народные витии?
Зачем анафемой грозите вы России?
Что возмутило вас? волнения Литвы?
Оставьте: это спор славян между собою,
Домашний, старый спор, уж взвешенный судьбою,
Вопрос, которого не разрешите вы.

Уже давно между собою
Враждуют эти племена;
Не раз клонилась под грозою
То их, то наша сторона.
Кто устоит в неравном споре:
Кичливый лях, иль верный росс?
Славянские ль ручьи сольются в русском море?
Оно ль иссякнет? вот вопрос.
 

Оставьте нас: вы не читали
Сии кровавые скрижали;
Вам непонятна, вам чужда
Сия семейная вражда;
Для вас безмолвны Кремль и Прага;
Бессмысленно прельщает вас
Борьбы отчаянной отвага –
И ненавидите вы нас...

За что ж? ответствуйте: за то ли,
Что на развалинах пылающей Москвы
Мы не признали наглой воли
Того, под кем дрожали вы?
За то ль, что в бездну повалили
Мы тяготеющий над царствами кумир
И нашей кровью искупили
Европы вольность, честь и мир?..
 

        
Депутат Лафайет

Вы грозны на словах – попробуйте на деле!
Иль старый богатырь, покойный на постеле,
Не в силах завинтить свой измаильский штык?
Иль русского царя уже бессильно слово?
Иль нам с Европой спорить ново?
Иль русский от побед отвык?
Иль мало нас? Или от Перми до Тавриды,
От финских хладных скал до пламенной Колхиды,
От потрясённого Кремля
До стен недвижного Китая,
Стальной щетиною сверкая,
Не встанет русская земля?..

Так высылайте ж к нам, витии,
Своих озлобленных сынов:
Есть место им в полях России,
Среди нечуждых им гробов.
 

 


 

[Либералу]
 

Ты просвещением свой разум осветил,
Ты правды чистый лик увидел.
И нежно чуждые народы возлюбил,
И мудро свой возненавидел.
Когда безмолвная Варшава поднялась
И ярым бунтом опьянела,
И смертная борьба меж нами началась
При клике “Польска не згинела!”,
Ты руки потирал от наших неудач,
С лукавым смехом слушал вести,
Когда разбитые полки бежали вскачь
И гибло знамя нашей чести.
Когда ж Варшавы бунт раздавленный лежал
Во прахе, пламени и в дыме,
Поникнул ты главой и горько возрыдал,
Как жид об Иерусалиме.

 

    
 
Профессор Печёрин
 


Примечания esper16.neocities.org:

“Уж Польша вас не поведёт” – воспоминание о том, что в 1812-м значительную часть наполеоновского войска составляли поляки, которых Наполеон обнадёжил возможностью восстановления их национального государства.

Прага, дважды здесь упомянутая, – не столица Чехии, а предместье Варшавы на правом берегу Вислы (основная часть города находится на левом, западном берегу). В 1794-м Суворов взял штурмом Прагу, после чего Варшава капитулировала. Во время Пушкина это была ещё недавняя история, как и наполеоновские войны.

Младой внук Суворова, “летящий за Прагу с вестью триумфа”, – князь А.А.Суворов, доложивший царю о взятии Варшавы в 1831-м. Тридцать два года спустя он весьма нелицеприятно осуждал методы подавления очередного польского восстания – см. в этом разделе страницу стихов Тютчева.

Стихотворение “Либералу” известно лишь в малоразборчивой копии, не полностью. Здесь приведена наиболее общепринятая реконструкция, составленная пушкинистом С.М. Бонди.
 


 

Портреты на этой странице:

Император Николай Первый  не нуждается в представлении.

Князь Адам Ежи Чарторыйский – после уничтожения Речи Посполитой в 1795-м был вынужден (чтоб не потерять имения) поступить на русскую службу. В 1804-1806 годах министр иностранных дел Российской Империи. В 1812-м, находясь на территории, занятой наполеоновскими войсками, отказался участвовать в действиях против России. Во время восстания 1830-31 – председатель повстанческого Национального Правительства Польши, впоследствии – лидер “правого”, аристократического крыла польской эмиграции.

Профессор Иоахим Лелевель – историк, либерал и демократ, член повстанческого правительства. Считается автором лозунга “За нашу и вашу свободу”, впервые прозвучавшего именно тогда. После поражения восстания перебрался на запад, там участвовал не только в чисто польских эмигрантских делах, но также сотрудничал с Бакуниным, Марксом и Энгельсом.

Графиня Эмилия Плятер – “польская Жанна д'Арк”, “героиня четырёх народов” (её считают своей в Польше, Белоруссии, Литве и Латвии). Собирательница белорусского фольклора. В 1830-м создала на свои средства повстанческий отряд, который и возглавила. Была ранена в боях. Во время тяжёлого зимнего перехода заболела и умерла. Было ей тогда двадцать пять лет. Одна из главных улиц Варшавы названа её именем.

Иван Иванович Дибич-Забалканский (граф Иоганн Карл Фридрих Антон фон Дибич) – русский генерал, родом из Пруссии. Герой войн против Наполеона, от Аустерлица до окончательной победы. За отменно грамотное командование русскими войсками в войне против Турции (1828-1829) награждён титулом Забалканский. Был главнокомандующим при подавлении польского восстания 1830-1831, умер от холеры. Изображён на памятнике «Тысячелетие России» (в Новгороде) в числе великих деятелей русской истории. Бюст Дибича есть в зале германской славы “Вальхалла” (в Германии).

Иван Фёдорович Паскевич – герой русско-турецкой войны 1806-1812, Отечественной войны против Наполеона, русско-персидской войны 1826-1828, русско-турецкой войны 1828-1829. Армия под его командованием присоединила к России Эривань (Ереван) и Нахичевань, за что Паскевич получил графское достоинство, с титулом “граф Эриванский”. В 1831-м, по смерти Дибича, прибыв к войскам, в два месяца усмирил польский мятеж, продолжавшийся уже более полугода (однако не следует уменьшать и заслуг Дибича, много сделавшего для этой победы). За взятие Варшавы возведён в князья Российской Империи, с титулом “светлейший князь Варшавский”. С 1832-го до своей кончины в 1856-м был наместником Российского Императора в Польше. За кампанию 1848-1849 по подавлению венгерской революции получил почётные титулы фельдмаршала Пруссии и фельдмаршала Австрии. В 1854-м, на очередной войне против Турции, получив контузию, оставил фронт, скончался в Варшаве. Изображён на памятнике «Тысячелетие России».

Фёдор Васильевич Ридигер (граф Фридрих Александер Рюдигер) – русский генерал, из курляндских дворян. Воевал против Наполеона, против шведов (1808-1809), против турок (1828-1829). При подавлении польского мятежа 1830-1831 командовал корпусом, пресёк попытки распространить восстание на Украину, решительными действиями немало способствовал падению Варшавы. Впоследствии принимал участие в подавлении венгерского мятежа в 1848-м.

Жильбер Лафайет – маркиз де Ла Файет, гражданин Лафайет. Герой войны за независимость Соединённых Штатов Америки, почётный индейский вождь, масон, карбонарий. На начальном этапе Великой французской революции занимал высокие посты в революционном руководстве. Автор проекта революционной “декларации прав человека и гражданина”. Избежал гильотины, вовремя догадавшись сдаться австрийцам (провёл пять лет в австрийской тюрьме). В наполеоновских войнах не участвовал. Командовал Национальной Гвардией во время Июльской революции 1830-го года в Париже. В первой половине 1830-х, вместе с некоторыми другими французскими депутатами, высказывался за военное вмешательство в помощь освобождению Польши от российской власти. Приведённые здесь стихи Пушкина и Лермонтова (на следующей странице) – реакция на эти выступления.

Владимир Сергеевич Печёрин – вероятный адресат стихотворения “Либералу”. Профессор филологии Московского университета. “Западник” самого крайнего толка. В 1831-м жил ещё в России. Не из-за каких-либо преследований и не из материальной корысти, но лишь по внутреннему убеждению, в 1836-м эмигрировал в Европу, перешёл там в католичество, стал монахом и священником, более двадцати лет служил капелланом при больнице в Дублине. Свою библиотеку и рукописи завещал России (архив Печёрина хранится в отделе редких книг и рукописей библиотеки Московского университета).

Портрет князя Чарторыйского взят с 
www.history-illustrated.ru,  генерала Дибича – 100.histrf.ru,  генерала Ридигера – www.museum.ru,   В.С. Печёрина – www.philol.msu.ru, остальные из википедии.
 


 

 
Начало  >  Библиотека  >  Западный рубеж  >  Клеветникам России